Музейный комплекс

Зал 6. Восточная Европа и античный мир (IV в. до н.э. – III в. н.э.)

Период IV в. до н.э. – III в. н.э. – это эпоха грандиозных изменений в Северном Причерноморье, когда здесь происходит широкое расселение кочевых сарматских племен, их взаимодействие с оседлым населением, расцвет позднескифского государства, и ощущается влияние Римской империи.
В IV–III веках до н.э. территория сарматов простиралась от Южного Приуралья до Нижнего Поволжья и Дона. С III–II века до н.э. основная масса сарматов переходит Дон и вторгается в Скифию, постепенно завладевая скифскими кочевьями. Соседство с городами Боспора придало яркую античную окраску культуре кочевников, о чем свидетельствует скопление богатых сарматских курганов в Прикубанье. Скифское население сохранилось лишь в Крыму и Нижнем Приднепровье, сочетая в своей культуре скифские, сарматские и античные элементы.
В Крыму и Нижнем Приднепровье в III веке до н.э. – III веке н.э. существовало позднескифское государство Малая Скифия. Столица царства – город Неаполь Скифский – находился на территории современного Симферополя. В зале представлены предметы из раскопок могильника этой эпохи Бельбек IV.
В витринах зала выставлены разнообразные археологические находки из богатых захоронений: украшения, предметы вооружения, предметы быта, детали конской упряжи, дорогая посуда. В центре зала находится мраморный саркофаг, обнаруженный в склепе кургана у станицы Таманская в Краснодарском крае.
В интерьере зала воссоздан ступенчатый свод склепа из кургана Куль-Обá в Крыму (IV век до н.э.), построенный в греческой традиции для скифского царя, а также живописные сцены укрощения коня со знаменитой вазы из кургана Чертомлык, найденной русским археологом И.Е.Забелиным.

Тематическая структура зала

Население Западного Поволжья в первые века нашей эры
Предметы бытового назначения
Оружие
Сарматы Нижнего Поволжья и Южного Приуралья в IV в. до н.э. – IV в. н.э.
Предметы, связанные с культами
Предметы быта
Сарматы Северного Причерноморья во II в. до н.э. – II в. н.э.
Украшения конской упряжи
Предметы быта
Сарматы в Прикубанье в I – II вв. н.э.
Предметы быта
Крым в III в. до н.э. – III в. н.э.
Предметы быта
Детали костюма
Неаполь Скифский
Зарубинецкая культура
Украшения и детали костюма
Погребальная традиция
Описание
Показать на плане

В элитных захоронениях сарматской знати, обнаруженных в Прикубанье, помимо выдающихся предметов искусства, были найдены и самые обыкновенные бытовые предметы: детали одежды, орудия труда, посуда и многое другое.

В составе так называемымых «кладов» сарматской эпохи – мемориальных поминально-жертвенных памятников, содержащих набор снаряжения воина-всадника, обычно входят детали конского снаряжения, бронзовые шлемы и сосуды. В частности, в витрине представлена великолепная бронзовая пластина, покрытая рельефными изображениями – геометрическим орнаментом, фигурами животных и человеческими личинами. Она, вероятно, служила в качестве нащёчника в составе украшений конского оголовья. Изображения на ней имеют аналогии в кельтско-фракийской торевтике (рельефные изображения на металле). Комплексы с подобными вещами встречаются в Северном Причерноморье в сарматское время.

В конце I в. до н. э. – начале I в. н. э. на территории Западного Поволжья появляются новые группы населения, материальная культура которых наиболее ярко представлена в Андреевском кургане. Это монументальное сооружение диаметром 30 м было воздвигнуто над семью, в основном, воинскими погребениями, совершенными по обряду трупоположения в глубоких ямах, часто с перекрытием. В насыпи кургана обнаружено еще сорок пять впускных захоронений. Мужские погребения содержали много оружия (мечи, копья, берестяные колчаны со стрелами), характерное для сарматов конское снаряжение, кольчуги, шлемы, а также шкуры коней с конечностями. Женские захоронения были произведены в традиционных костюмах с обилием металлических украшений, близких наборам из памятников пьяноборской культуры Прикамья и бассейна р. Вятки. Особенностью памятника являются находки вещей римского производства – фибулы-застежки, бусы, металлическая посуда. Изначально Андреевский курган был возведен как некрополь военизированного отряда, а впоследствии использовался в качестве кладбища для пришедшей вместе с отрядом общины. Памятники, подобные Андреевскому кургану, в настоящее время известны и на территории Республики Марий Эл (Писеральский могильник), и в Нижегородской области. Отдельные находки, характерные для этих памятников, обнаружены также в Чувашии, Москворечье и на Верхней Оке. По впервые открытым в Западном Поволжье могильникам I–III вв. н.э. круг этих памятников называют андреевско-писеральским. Ряд исследователей, несмотря на не установленные пока границы территории их распространения, считает возможным называть яркую и самобытную культуру оставившего их населения андреевской. Ее происхождение связывают с Южным Приуральем.

Наряду с оружием, конским снаряжением и женскими украшениями погребения Андреевского кургана содержали бытовой инвентарь. В большинстве своем он представлен керамической посудой в виде невысоких плоскодонных горшков со слабо отогнутым венчиком или баночной формы, изготовленных вручную. Изредка встречались фрагменты деревянной посуды, которая, как любая органика, плохо сохранялась в культурных отложениях. Почти в каждом мужском захоронении были ножи с горбатой или серповидной спинкой, реже встречались точильные бруски и всего дважды были обнаружены глиняные пряслица для утяжеления веретена в процессе прядения. Все они изготавливались местным населением. Наибольший интерес вызывает импортная посуда – италийская бронзовая чаша и котелок римского производства.

Нередко в древних обществах многие предметы выполняли не только утилитарную роль, но и имели какие-либо религиозно-магические функции. К таким вещам у сарматов можно отнести бронзовые зеркала и костяные ложки. Последние часто имели зооморфные украшения и, возможно, являлись ритуальными предметами, связанными с культом огня и жертвоприношениями огню.

Предметы быта, найденные в памятниках позднескифской культуры, например, в таком, как могильник Бельбек IV, нередко сочетают в себе и варварские, и античные черты, что говорит о тесных связях с населением античных городов, в частности, Херсонеса.

Украшения и детали костюма в зарубинецкой культуре представлены самыми разными вещами: это пряжки, булавки, фибулы, бусы, браслеты и многое другое. Среди украшений есть вещи, характерные исключительно для этой культуры, например, фибулы с треугольным щитком (так называемого зарубинецкого типа). Нередко они украшались еще и орнаментом. Встречаются и импортные вещи: бусы, латенские фибулы и т.д.

К предметам быта у сарматов Северного Причерноморья можно отнести в числе прочих сосуды, которые служили для приготовления и хранения пищи. Это и массивные литые бронзовые котлы, изготовленные в местных мастерских, и изящные бронзовые ковши – предметы импорта италийской работы.

В IV в. до н.э. – IV в. н.э. происходили грандиозные изменения в составе населения Северной Евразии. Доминирующее положение в Восточной Европе в этот период начинают занимать многочисленные сарматские племена. В IV–III вв. до н.э. эти племена кочуют на территории от Южного Приуралья до Нижнего Поволжья и Дона. С III–II вв. до н.э. основная масса сарматов переходит Дон и вторгается в Скифию, постепенно занимая скифские кочевья. Население греческих городов Северного Причерноморья сильно «сарматизируется». В витрине показаны материалы сарматских культур Нижнего Поволжья и Южного Приуралья в хронологическом порядке: комплексы ранне-, средне- и позднесарматской культур IV до н.э. – IV в. н.э.

В повседневной жизни сарматы использовали множество вещей, среди которых были и детали одежды и обуви (пряжки, фибулы, застежки), и орудия труда (пряслица, ножи, оселки), и посуда для приготовления и хранения пищи (котлы, горшки, кувшины, миски).

Мужские погребения Андреевского кургана содержали большое количество оружия (мечи, копья, берестяные колчаны со стрелами), характерное для сарматов конское снаряжение, кольчуги и, шлемы. Железные мечи найдены в одиннадцати мужских захоронениях. Двулезвийные мечи имели стержневидную рукоять и прямое перекрестье. Однолезвийные мечи в деревянных ножнах конструктивно повторяли форму двулезвийных, а при отсутствии перекрестья имели навершия в виде «рожек»: при этом их рукояти были обложены деревянными накладками и обмотаны бронзовой лентой, кожаными ремешками или нитями. Нижнюю часть ножен украшали большие круглые полированные бронзовые бляхи. В трех мужских могилах найдены двулезвийные и однолезвийный кинжалы с кольцевым навершием. Длинные железные наконечники копий с втулками для крепления к древку и с широким или узким двушипным пером находились в большинстве погребений. Наконечники стрел разных типов, изготовленные из кости или железа – одна из наиболее частых находок: в пяти погребениях в колчанах было обнаружено от 11 до 23 наконечников, а в четырех – от 30 до 66 стрел. Предметы конской узда представлены двусоставными удилами и псалиями (соединявшими удила с поводьями и оголовьем коня) разных форм. Оружие и конское снаряжение Андреевского кургана находит аналоги в древностях пьяноборских памятников Западного Приуралья, происхождение которых связано с населением более ранней ананьинской культуры, а также в сарматских памятниках конца I тыс. до н.э. – II в. н.э.

Детали одежды и обуви, которые встречаются при раскопках некрополей римского времени Юго-Западного Крыма – это разнообразные бронзовые и серебряные пряжки, застежки, фибулы, детали ременной гарнитуры. Все они нередко несут в себе черты античного влияния. Чисто импортными изделиями были провинциально-римские фибулы-броши и бронзовые ажурные пряжки.

Представители зарубинецкой культуры при выборе мест для совершения погребений обычно предпочитали высокие берега рек. Могильники в низинах и поймах рек располагались весьма редко. Относительно поселений могильники располагались по-разному: некоторые находились в непосредственной близости, а другие – на существенном расстоянии (более 1 км). В Припятском Полесье могильник и поселение могли занимать одну и ту же дюнную возвышенность. Умерших хоронили в грунтовых бескурганных могильниках. Подавляющее большинство погребений совершено по обряду кремации, но в каждом локальном варианте зарубинецкой культуры имелись свои особенности. Случаи нарушения одной могилы другой редки, что может косвенно свидетельствовать о наличии опознавательных знаков на поверхности. Кроме того, на территории некоторых могильников были зафиксированы ямки от столбов, которые могли отмечать местоположение погребений.

Во II в. до н.э. – II в. н.э. в степях Северного Причерноморья иногда находят так называемые «клады» воинского и конского снаряжения, самые известные из которых хранятся в Историческом музее. Эти «клады», относящиеся к одному из интереснейших явлений сарматской эпохи, содержат импортные предметы из металла (детали конского снаряжения, бронзовые шлемы и сосуды), и маркируют продвижение по территории степей и лесостепей какой-то военизированной группы населения сарматской эпохи. К таким археологических памятникам относятся Бубуечь, Клименковский, Янчокрак, Антиповка и другие.

Столица Позднескифского царства, Неаполь Скифский, расположенный на территории современного Симферополя, исследовался многими поколениями ученых. Обширные материалы из раскопок этого города хранятся в Историческом музее. Среди них – большая коллекция фрагментов расписных штукатурок из общественных зданий Неаполя, многочисленные находки на территории городища и некрополя, в том числе, серебряная тарелка царицы Гипепирии.

Сарматы, ираноязычные кочевые племена, заселяли территории Евразии с III в. до н.э. по III в. н.э. В это время властителями степей продолжают оставаться конные всадники – теперь уже тяжеловооруженные воины-катафрактарии с длинным мечом, копьем и луком, в панцире, со щитом в руках и шлемом на голове. Еще в начале XIX в. профессор Петербургского университета Н.И. Веселовский проводил раскопки на могильниках, расположенных вдоль правого берега р. Кубани от станицы Казанской до станицы Тифлисской, которые известны под общим названием «Золотое Кладбище» (I – н. III вв. н.э.). Здесь было раскопано около сотни курганов, в которых обнаружились многочисленные предметы. Среди них находилось значительное количество золотых ювелирных изделий, что дало повод ученому назвать это кладбище «золотым». Эти находки представляют собой ценный материал по истории Прикубанья сарматского времени, первых веков нашей эры. К погребениям сарматской знати относится и яркий комплекс находок из Северского кургана, в составе которого находятся выдающиеся предметы искусства, созданные под влиянием античной культуры.

С III–II вв. до н.э. основная масса сарматов переходит р. Дон и вторгается в Скифию, постепенно занимая скифские кочевья. Скифское население сохранилось лишь в Крыму и Нижнем Приднепровье, сочетая в своей культуре скифские, сарматские и античные элементы. В Крыму и Нижнем Приднепровье в III в. до н.э. – III в. н.э. существовало позднескифское государство Малая Скифия. Столица царства – город Неаполь Скифский – находился на территории современного г. Симферополя. В витрине уделено внимание политической истории этого государства, а также архитектурным памятникам его столицы. Здесь также показаны памятники населения Позднескифского царства, так называемой позднескифской культуры, соединившей в себе многие черты различных культур – таврской, сарматской, скифской, тесно связанной с античным населением Херсонеса. Демонстрируются богатые и разнообразные материалы могильников Юго-Западного Крыма из раскопок Исторического музея.

Зарубинецкая археологическая культура сформировалась в конце III в. до н.э. и просуществовала до середины – третьей четверти I в. н.э. Ее территория охватывает лесостепное Поднепровье и южную часть лесного Поднепровья и часть близлежащих территорий (современная северная Украина, южная Белоруссия и юго-восточная Польша). Вся эта территория испытала сильное кельтское влияние. Это культурное явление получило название «латенская вуаль» (латен – это археологическая культура кельтов).
Носители зарубинецкой культуры имели активные контакты как с кельтским миром Центральной Европы, так и с кочевыми сарматскими племенами лесостепной и степной зоны Евразии. Однако этническая принадлежность населения зарубинецкой культуры не известна. Высказывались версии об их принадлежности к славянам, германцам, балтам и т.п. В настоящее время исследователи считают, что это население сыграло важную, а возможно и решающую роль в формировании раннеславянских археологических культур и черняховской культуры.
Первый памятник зарубинецкой культуры, могильник у с. Зарубинцы (ны¬не Ка¬нев-ский р-н Чер¬кас¬ской обл., Ук¬раи¬на), был открыт археологом В.В. Хвойко в 1899 г. и дал название этой археологической культуре.
Поселения в основном представлены неукрепленными селищами. Однако в отдельных регионах в I в. до н.э. появляются и городища, укрепленные валами, рвами и эскарпами. Носители зарубинецкой культуры хоронили умерших в грунтовых бескурганных могильниках. Подавляющее большинство погребений совершено по обряду кремации, но в разных районах имелись и свои особенности.

1
Интерьер

Проект архитектурно-художественного оформления интерьера зала выполнен по программе А.С. Уварова, который обследовал курган Куль-Оба (IV век до н.э.) и другие памятники Крыма в 1848 году.
Роспись декоративного свода и стен имитирует кладку древнего склепа.
Зал украшают три живописных фриза, два из которых, слева и справа от входа, копируют рисунки из каменных склепов Пантикапея (I век до н.э. – I–II века н.э.), обнаруженных на склонах горы Митридат в 1872 и 1877 годах. Один фриз изображает бытовые сцены из жизни Анфестерия Гегесиппова: палатка с людьми, рядом женщина и дети, а также всадник, в котором можно узнать самого Анфестерия.
На противоположном фризе – пешие и конные воины.
Орнаментальные композиции мозаики пола также созданы на основе росписей одного из склепов Пантикапея. В начале XX века склепы погибли – это обстоятельство увеличило ценность росписей зала Исторического музея.

Подробнее...
Свернуть