Музейный комплекс

Зал 7. Эпоха Великого переселения народов. III–VIII вв. н.э.

Зал посвящен одному из наиболее сложных и динамичных периодов в истории Евразии III–VIII веков н.э. – эпохе Великого переселения народов. Он характеризуется миграционными процессами, которые затронули огромные пространства, многие племена и народы.
Началом эпохи Великого переселения считают миграции германского народа готов: c берегов Вислы они продвинулись в Подунавье и Северное Причерноморье. В III–IV веках здесь сформировалась черняховская культура, основным этническом компонентом которой стали готские племена, создавшие к IV веку разноплеменное «готское королевство». В сфере его влияния находилось население лесной и лесостепной зоны. В Предкавказье в этот период происходило формирование культуры алан, образовавших крупное племенное объединение. В сферу его влияния входили обитатели южнорусских степей и Северного Кавказа.
В IV веке в Восточную Европу вторглись кочевники центральноазиатского происхождения – гунны. Они подчинили и увлекли за собой многие племена, создав огромное объединение от Поволжья до Дуная. В середине V века держава гуннов распалась.
Все эти процессы происходили одновременно с продолжительной борьбой за сферы влияния Рима и Византии с Сасанидским Ираном. Итогом эпохи переселения стало сложение этнических общностей, на основе которых сформировались многие современные народы, и появились новые, так называемые «варварские» государства.
В последующее время на политической арене доминировали новые группы кочевников. Одни из них находились под влиянием Византии, Тюркского и Аварского каганатов, другие, например, народы Северного Кавказа, входили в сферу интересов Византии, Сасанидского Ирана, а впоследствии – Арабского халифата. В этот период в письменных источниках появляются первые достоверные упоминания о славянских, финских и балтских племенах.
Особую роль в истории сыграло население Таврического полуострова (Крым). Боспор и Херсонес стали связующим звеном между «варварским» миром и Византией. Под влиянием Византии Херсонес превратился в центр распространения христианства в этом и более удаленных регионах.
Территории Южной Сибири и северной части Средней Азии входили в состав тюркских каганатов. На землях современной Хакассии возникло государство енисейских кыргызов с высоким уровнем развития земледелия, ремесел и торговли. Контакты населения этих регионов с Китаем и Ираном отражались в памятниках материальной культуры. Существенные изменения в духовной сфере были связаны с проникновением сюда буддизма.
Экспозиция зала в целом посвящена культуре племен, принявших в дальнейшем активное участие в формировании и развитии Древней Руси и соседних государственных образований. В зале представлены многочисленные археологические находки, связанные в основном с захоронениями представителей разных народов – участников Великого переселения: драгоценные украшения, посуда, предметы вооружения и быта. Часть материалов происходит из древних поселений, отдельных кладов и жертвенных мест: предметы быта, орудия труда, оружие, украшения, ритуальная посуда, в том числе, из драгоценных металлов.

Тематическая структура зала

Население раннесредневекового Крыма
Украшения женского костюма.
Черняховская культура
Керамика
Поздний этап дьяковской культуры
Украшения
Древнекыргызское государство
Орудия труда
Алтай в Раннем Средневековье
Ритуальные сосуды
Северный Кавказ в эпоху Великого переселения народов
Украшения
Население Средней Оки в III–VII вв. н.э.
Одежда и украшения
Брянский клад
Престижные вещи
Степь и южная часть лесостепной зоны Восточной Европы в IV–VIII вв.
Болгары и хазары в лесостепной части Восточной Европы в VII в.
Описание
Показать на плане

В женском костюме эпохи Раннего Средневековья можно выделить две традиции: сармато-аланская и германская. В состав первой традиции костюма (V–первой половины VI в.) входила фибула, которой застегивалась накидка на левом плече или на груди, а одежда украшалась нашивными бляшками. В рамках второй традиции (середина VI в.) в состав женского костюма входили большая поясная пряжка с прямоугольным щитком и выступом в виде орлиной головы, две фибулы (двупластинчатые, пальчатые, антропоморфные или зооморфные). Фибулы носили головками вниз и зачастую соединяли между собой цепью или низкой бус из янтаря, горного хрусталя или стекла и различных подвесок-оберегов (бронзовые колокольчики, перстни, кольца, ручки от стеклянных сосудов и другие предметы). В наборе с большими пряжками женщины носили так называемые серьги с многогранником, серебряные и бронзовые браслеты с утолщенными гладкими или декорированными концами.

Эта керамика известна прежде всего гончарными сосудами с блестящей гладкой серой или черной поверхностью. На всей территории распространения черняховской культуры гончарные сосуды сделаны в едином стиле: используются одни и те же формы сосудов и орнаментальные мотивы. Это было хорошо налаженное ремесленное производство, продукция которого предназначалась на продажу. На нескольких черняховских памятниках открыты мастерские и горны для обжига сосудов. Такая гончарная мастерская раскопана на поселении Журовка Ольшанская (Украина). Ряд найденных здесь предметов представлены в экспозиции 7 зала в витрине, посвященной черняховской культуре. Мастерская представляла собой постройку прямоугольной формы, в которой располагалось рабочее место гончара, хранилище для глины, место для просушки готовой продукции. В мастерской также были обнаружены инструменты гончара – камень-лощило, обломок ребра животного, используемого при формовке сосуда на круге. Гончар-профессионал тратил на создание сосуда среднего размера 8–10 мин. За один день он мог изготовить от 30 до 80 сосудов. Они выставлялись на просушку и только потом обжигались. На расстоянии 3 м от мастерской располагались гончарные печи. Большие двухкамерные горны позволяли обжигать до 150 сосудов одновременно, горны поменьше – до 25 сосудов. Ассортимент производимой гончарами продукции включал в себя кухонную и столовую посуду. Кухонная посуда (горшки), предназначалась для приготовления пищи, тарные сосуды (пифосы) – для хранения припасов. Горшки изготавливались из глины, в которую добавлялись отощители (песок, дресва (дробленый камень), шамот (дробленые черепки сосудов)). После обжига такой сосуд приобретал повышенную прочность, становился влагонепроницаемым и мог выдержать перепады температур. Поверхность сосудов украшалась валиками или углубленными горизонтальными линиями. Для изготовления столовой посуды использовали хорошо очищенную глину. Обычно внешняя поверхность серо- или чернолощеных сосудов украшалась орнаментом.

На раннем этапе дьяковской культуры изделия из металла были редкостью, поэтому украшения обычно представлены изделиями из кости или глины. В свою очередь, найденные металлические украшения были импортами издалека или имели аналоги в материалах соседних археологических культур. На позднем этапе количество изделий из металла значительно возрастает. Для этого времени характерны разные типы украшений: гривны, браслеты, пронизи, подвески и т.п. Среди украшений выделяется два стилистических направления: так называемые «шумящие» украшения и соединенные друг с другом так называемые «скорлупки». Также появляются украшения из олова и начинается активное развитие местной металлообработки. С рубежа эр в среде носителей дьяковской культуры формируется характерный для финно-угорского мира вид литых украшений. Они выполнялись в технике имитации веревочного плетения методом литья по восковой модели. Создавая украшения таким способом, мастера выплетали ажурные изделия из восковых жгутов или вощенных шнуров, часто дополняя их таким декоративным элементом, как «псевдозернь». Такая стилистика сохранялась до самого финала культуры, иногда дополняясь новыми технологическими приемами.

На территории Хакасско-Минусинской котловины земледельческие орудия долгое время были представлены традиционными предметами – сошниками, мотыгами, серпами. Там применялась примитивная система орошения в виде отводных канавок на полях. Позднее, в эпоху контактов с Танским Китаем, появились принципиально новые земледельческие орудия.

Усложнение социальных отношений в кочевом обществе вызвало необходимость четкой организации путем установления верховной власти кагана и поддерживающей ее силой военной дружины и крупных собственников. Одним из символов знатности становятся сосуды, изображенные на каменных изваяниях воинов как в руках скульптуры, так и прикрепленные к поясному ремню.

Население Северного Кавказа в эпоху Великого переселения народов находилось в сфере дипломатических интересов Византийской Империи и Сасанидского Ирана, а после разгрома последнего – Арабского Халифата. Археологическим свидетельством этих связей являются монеты и украшения из драгоценных металлов, изготовленные в дворцовых мастерских. Эти предметы были дарами варварским вождям высшего ранга и членам их семей от правителей цивилизованных стран. Местные кавказские ювелиры нередко изготавливали подражания престижным вещам из более дешевых материалов.

Традиционный женский костюм, под которым подразумевается весь комплекс женской одежды – конструктивные элементы и детали, скреплявшие, дополнявшие и украшавшие головной убор, одежду и обувь, а при наличии информации – типы, покрой, цвет костюма, виды причесок и пр. – является наиболее значимым маркером этнокультурной принадлежности населения в древности. Это обусловлено тем, что женский племенной убор отражал целый спектр идеологических воззрений, а женские украшения и детали костюма имели сакральный смысл, понятный, в первую очередь, самим носителям этого убора. Каждая его деталь имела строго определенное место и значение, в связи с чем произвольное заимствование из инокультурной среды отдельных элементов убора и включение их в традиционный костюм было практически невозможным. Заимствования, конечно, были, но, как правило, только в тех случаях, когда представители социальных верхов заимствовали престижный костюм интернационального характера. Головной убор в древности – один из важнейших элементов женского костюма. Он выполнял сразу несколько функций, таких как эстетическая, религиозно-магическая и знаковая. Головной убор отражал возрастную группу, семейное положение, принадлежность к региональной группе и т.д.

В состав клада входили металлические детали от трех питьевых рогов. Среди вещей круга варварских эмалей находки цепей или наконечников этих сосудов не очень часты, а для Юго-Восточной Европой они редкость. Питьевые рога, возможно, являлись частью дружинной «пиршественной» культуры. Вероятно, они входили в мужской комплекс вещей в составе клада, однако в Северной Европе наборы питейной посуды встречается и в женских погребениях. Независимо от пола владельца, хозяин этих вещей занимал высокое положение в обществе.

Булгары (болгары) – группа западно-тюркских племен появившиеся в Восточной Европе, как полагают, вместе с гуннами, еще в конце IV в. Достоверные же данные о болгарах относятся к V в. Уже в начале своей истории булгары были разделены на несколько групп, часть их ушла на Запад с гуннами, а часть осела в степях Восточного Причерноморья. Во второй половине VI в. в Причерноморье обитали родственные племена утигуров и кутригуров, постоянно враждовавших друг с другом. Первые занимали восточные области Приазовья, вторые – западные. В середине VI в. они были разгромлены аварами. После распада Западно-Тюркского каганата болгары образовали в Приазовье Великую Болгарию, которая распалась под ударами хазар в VII в.

История населения Крыма в раннесредневековый период связана с передвижением различных племен: сначала восточных германцев, затем гуннов, болгар и хазар. Эти события отражены в письменных и археологических источниках и оказали большое влияние на этническую, политическую, экономическую и культурную обстановку на полуострове. К III в. н.э. на территории Крымского полуострова, разделенного между тремя крупными политическими образованиями (Херсонесом, Боспорским и Позднескифским царством), проживали греки, поздние скифы, сарматы, аланы и меоты.
Начало нового этапа в истории Крыма связывают с вторжением восточногерманских племен в Северное Причерноморье. Проникновение отдельных их представителей фиксируется уже во второй половине II в. н.э. Подтверждение тому – предметы «германского облика», найденные в боспорских некрополях: детали вооружения – умбон (центральная накладка) щита, и костюма – поясные пряжки). Вероятно, отдельные представители германцев входили в состав боспорской дружины. Масштабное вторжение германцев, приведшее к изменению этнической и политической картины на полуострове, относится к середине III в. н.э. В настоящее время нет единого мнения о том, каким путем, по суше или по морю, германцы проникли на полуостров. Известно, что около 250 г. н.э. германцы появляются на территории Боспорского царства. В Пантикапее, на Тиритаке, в Мирмекии и Танаисе зафиксированы следы пожаров и разрушений. Письменные источники сообщают, что боспоряне предоставили германцем морские суда, на которых те совершали набеги на римские провинции. В 276 г. н.э. после возвращения германцев на Боспор из последнего морского похода в Малую Азию, они были разбиты боспорским царем Тейралом. Боспорское царство восстановилось в своих прежних границах. Часть германцев, уцелевших после морских походов, расселилась в Восточном Крыму. О проживании готов-тетракситов на территории Боспорского царства упоминает Прокопий Кесарийский, византийский историк VI в. н.э.

Черняховская археологическая культура открыта Викентием Вячеславовичем Хвойко, киевским археологом чешского происхождения. В 1899 и 1901 гг. он исследовал могильник у с. Ромашки, а в 1900 г. у с. Черняхов Киевской области. Погребения были совершены по обряду трупосожжения и трупоположения. Инвентарь, найденный в могилах, состоял из прекрасно сделанной гончарной черно- и серолощеной посуды, фибул, костяных гребней, бус и других предметов. Несмотря на то, что первым были найден и исследовался Ромашковский могильник, культура получила свое название по могильнику у с. Черняхово. Одновременно с открытием первых черняховских памятников на Украине, аналогичные могильники, а затем и поселения, были открыты на территории Румынии, Молдавии, а позднее в Крыму и России (южные районы Белгородской и Курской областей).
Кто были люди, оставившие эти памятники? В.В. Хвойко полагал, что это – славяне. Немецкий археолог П. Рейнеке, ознакомившийся с находками из Ромашковского и Черняховского могильников, нашел много сходства с материалами из Центральной и Западной Европы и посчитал, что ими были германцы. С этого времени спор об этнической принадлежности культуры продолжался практически до 70-х гг. ХХ в.
В середине III – IV вв. н.э., черняховцы занимают обширную территорию от курского Посемья и Северского Донца до Трансильвании в Румынии, от верховьев Западною Буга до Дуная и низовьев Днепра. Здесь открыты поселения и могильники с однородной по своему облику материальной культурой: вытянутые вдоль берега поселения с длинными наземными домам и небольшими полуземлянками, биритуальные (с трупоположением и трупосожжением) могильники, черно- и серолощеная гончарная керамика стандартных форм, набор украшений и бытовых предметов. Однако в дочерняховский период на этой территории не существовало какой-то единой более ранней археологической культуры, на основе которой могла бы сформироваться черняховская.

Дьяковская археологическая культура была распространена Волго-Окском междуречье и Верхнем Поволжье (хотя ареал сейчас является дискуссионным) и датируется VIII–VII вв. до н.э. – VII в н.э. Ранняя фаза этой культуры представлена в 5 зале. Поздняя дьяковская культура формируется на рубеже эр. Именно в это время, вероятно, под влиянием населения с запада и юга, происходят заметные изменения в материальной культуре. Многие исследователи сходятся во мнении, что на рубеже эр происходит инфильтрация инокультурных элементов в среду дьяковской культуры. Если раннюю ее фазу связывают с финно-угорским населением, то в поздний период фиксируется еще и балтский компонент. Значительно возрастает количество железных орудий (серпы, ножи, топоры, оружие), формируется особый вид литых украшений, изменяются типы керамики. В этот период выходят из употребления сосуды, декорированные отпечатками текстиля, которые были широко распространены в более раннее время. Среди прочих вещей на памятниках встречаются антропоморфные фигурки и глиняные таблички, орнаментированные точками. Эти вещи, вероятно, имели сакральные функции. Носители дьяковской культуры позднего этапа занимались в основном сельским хозяйством и животноводством, но рыболовство и охота продолжали играть определенную роль в их хозяйстве.

В середине VI в. н.э. на территории Хакасско-Минусинской котловины происходит объединение нескольких тюркских племен. Во время многочисленных войн и вероятно не без поддержки китайской династии Тан (618–907 гг.) здесь сложилась могущественная держава, называемая Древнекыргызским каганатом. Находясь непосредственно на границе, Древекыргызское государство испытывало определенное политическое и экономическое влияние со стороны северо-западного Китая, что позволило ему развиваться ускоренными темпами.

Во второй половине I тыс. н.э. история Южной Сибири неразрывна связана с развитием многочисленных племен Центральной Азии: табгачей, бохайцев, курыкан, карлуков и многих других. В связи с близостью систем хозяйствования (достаточно хорошо отработанное отгонное, придомное скотоводство, распространение зачатков земледелия, широкое освоение железа и почти полное вытеснение орудий из бронзы, схожесть социального устройства общества и погребальных традиций) стало возможным появление в это время крупных кочевнических объединений. Первоначально таким объединением стал Первый Тюркский каганат, позднее Второй Тюркский каганат.

Северный Кавказ в Эпоху Великого переселения народов был своеобразной границей между цивилизованным и варварским миром. В это время на все население Центрального Кавказа подвергается сильному влиянию аланского этноса, представители которого, начиная со второй половины V в., с равнин Предкавказья постепенно поднимаются в горы. К VII в. их могильники со специфическими погребальными сооружениями (катакомбами) распространены уже по всей горной зоне, наиболее плотно концентрируясь близ перевальных маршрутов.

В среднем течении Оки в конце раннего железного во II–III вв. сформировалась яркая самобытная культура, известная главным образом по раскопкам обширных бескурганных могильников. Погребения в обычных ямах по обряду трупоположения и, в значительно меньшей степени, трупосожжения, располагались в них рядами. Мужские захоронения сопровождались оружием – копьями, топорами (проушными и втульчатыми), ножами, изредка мечами и деталями конского снаряжения. Женщин хоронили в традиционном костюме с оригинальными головными уборами, многочисленными украшениями в виде ожерелий, гривен, подвесок, нагрудных блях, браслетов, перстней и пр. На формирование культуры большое влияние оказали миграции носителей андреевско-писеральских традиций (см. Андреевский курган, зал 6), а впоследствии контакты с разным по происхождению и этнокультурной принадлежности населением дьяковской, мощинской и черняховской культур. В эпоху Великого переселения народов рязано-окские финны были тесно связаны с населением Верхнего Поочья, Волго-Клязминского междуречья и носителями центральноевропейских традиций. В это время у них выделяется воинская элита с определенным набором оружия и составом костюмного комплекса, закрепляются различия в детском (девичьем) костюме и костюме замужней женщины. К VI в. на территории современного Шиловского района Рязанской области оформляется центр власти у этих племен. Именно здесь сосредоточены могильники с очень богатым погребальным инвентарем, в том числе и с набором предметов, указывающих на высокий социальный статус их владельцев. В VII в. н.э., вероятно, под натиском степняков, территория распространения культуры сокращается: в Озерной Мещере и Касимовском Поочье на ее основе складывается культура мещеры, а в Мордовии на р. Шокше при взаимодействии с мокшей – современная этническая группа мордва-мокша.

Брянский клад — это клад вещей так называемого культурного круга восточноевропейских выемчатых эмалей. В его состав входит более ста восьмидесяти вещей, датируемых серединой III в. н.э. Этот комплекс вещей был передан в Исторический музей ФСБ РФ в 2012 г. Среди предметов, входящих в клад, — нагрудные цепи, фибулы, браслеты, налобные венчики, питьевые рога, шейные гривны и т. д. Многие предметы украшены яркими эмалевыми вставками преимущественно красного цвета. Один из центров производства вещей круга варварских выемчатых эмалей находился в Поднепровье. Также в клад входили импортные изделия: сарматское зеркало и пряжка.
Вещи круга варварских эмалей были широко распространены в Восточной Европе и встречаются в самых разных археологических культурах (черняховской, дьяковской, вельбарской и др.), но наибольшее число этих находок относится к киевской культуре. Их широкое распространение, вероятно, было связано с модными влияниями, возникшими в среде в варварской среде позднеримского времени. На данный момент Брянский клад является наиболее представительным комплексом изделий этого типа.

В конце IV в. н.э. из Азии на территорию Восточной Европы вторгаются орды новых кочевников – гуннов, которые стремительно продвигались на запад. Их приход оказался настолько сильным потрясением для римского общества, что эти события неоднократно упоминались у позднеримских авторов, которые неизменно отмечали свирепость, дикость и жестокость гуннов. Движение кочевников на Запад проходило через территорию Северного Причерноморья. Первый народ, который столкнулся с ними, были аланы, населявшие в этот период волго-донские степи. Затем около 375 г. гунны разгромили остроготов. Их король Германарих, по сообщению римского историка Аммиана Марцеллина, покончил с собой, не в силах противостоять гуннам. Разграблению подверглись и античные города Боспора, такие как Фанагория, Кепы, Гермонасса, Пантикапей, а также небольшие села. В 445 г. единоличным правителем гуннов становится Аттила. Его держава, объединенная силой оружия и авторитетом правителя, занимала обширную территорию от Подунавья до Поволжья и Северного Кавказа и включала в себя различное по своей этнической принадлежности население. Часть его была родственна гуннам, как, например, акациры. После внезапной смерти Аттилы в 454 г. начался постепенный распад гуннской державы. Окончательно гунны были разбиты в битве при Недао. Уцелевшая их часть вернулась в Северное Причерноморье. В дальнейшем на этой территории появляются сменяющие друг друга кочевые племена - сарагуры, уроги, оногуры, савиры, утигуры, кутригуры, болгары, хазары.

1
Интерьер

Историческое название зала «Киевский. Памятники от 988 до 1054 года». Поэтому художественное оформление интерьера напоминает детали убранства собора Святой Софии в Киеве, строительство которого велось при Ярославе Мудром в 1037–1061 годах.
Квадратный зал с двумя арочными входами перекрыт коробовым сводом (в архитектуре – тип перекрытия помещения наклонными поверхностями). Оконные и дверные проемы украшены растительным орнаментом – цветные узоры повторяют декоративные мозаики и фрески собора.
Над входом и на стенах зала помещены копии 11 шиферных плит, ограждавших перила на хорах в этом храме. Ниже – слепок фрагмента надписи на греческом языке, найденной при раскопках первой каменной церкви Древнерусского государства – Десятинной (989–996).
Мозаичный пол, как огромный ковер со сложным геометрическим орнаментом, повторяет рисунок мозаики архиерейского места в большом алтаре Софии Киевской, которое было устроено специально для митрополита Феонемита, назначенного Константинополем в 1030-х годах.
В зале сохранено первоначальное оборудование Российского Императорского исторического музея – основания трех дубовых шкафов-витрин, изготовленных по специально разработанным чертежам на фабрике А.И. Шмита в 1882–1883 годах.

Подробнее...
Свернуть