Музейный комплекс

Зал 32. Россия в эпоху императора Николая I. Самодержавие и общество

В наследство Николаю I (1796–1855) достались государство «с расстройством внутреннего управления, с утратой влияний в международных делах», общественное брожение и ослабление престижа трона. Гарантии от новых потрясений император видел в защите и укреплении просвещенного самодержавия, опирающегося на традиции русской государственности. Укрепление «православия, самодержавия и народности» – идеи, воспринятой от Н.М. Карамзина и окончательно оформленной графом С.С. Уваровым, – казалось, могло придать новый импульс российской жизни. Николай I не исключал проведения постепенных реформ, только без «сильных поворотов» и вмешательства «общественной инициативы».
К концу 1830-х годов были разрешены аграрный и финансовый кризисы. Введение покровительственных тарифов и денежная реформа оживили промышленность и торговлю. Было введено более 100 указов, направленных на улучшение положения крепостных, но народные волнения и несогласие помещиков не позволяли радикально решать «крестьянский вопрос».
Русское общество переживало период напряженных исканий. В конце 1830-х годов сформировались несколько идейных течений: западническое, славянофильское и радикальное. Один из основателей славянофильства А.С. Хомяков устроил в своем московском доме на Собачьей площадке (в районе Арбата) «говорильню», в которой слявянофилы и западники вели жаркие споры о самобытном пути России и ее связи с Западом. Здесь «говорили» Аксаковы, Киреевские, Т.Н. Грановский, П.Я. Чаадаев, А.И. Герцен, М.П. Погодин и другие.
Во внешней политике николаевской эпохи приоритетным направлением являлся Восточный вопрос – международная проблема, связанная с упадком Османской империи, обширные владения которой были «яблоком раздора» для европейских держав. Николай I, сам определявший стратегию внешнеполитического курса, на первых порах действовал очень успешно. Адрианопольский и Ункяр-Искелесийский договоры с Османской империей (1828 и 1833 года) стали свидетельством его несомненных успехов.
Очередной попыткой решения Восточного вопроса стала Крымская война 1853–1856 годов, в которой России пришлось столкнуться с коалицией европейских держав. Героическая оборона Севастополя на 11 месяцев приковала к себе внимание всего мира и навсегда осталась в летописи русской воинской славы. Печальным итогом этой проигранной Россией войны, завершившей царствование Николая I, стали потеря ею Черноморского флота и длительная международная изоляция.
Особую роль в системе международных отношений XIX века играл Кавказ, издревле считавшийся «воротами» из Азии в Европу. Здесь пересеклись интересы трех сопредельных империй – России, Турции и Персии. В двух войнах с Турцией и в двух с Персией Россия отстояла свои права на Грузию, Армению, Азербайджан, а также часть черкесских и дагестанских земель, однако это стало лишь прологом Кавказской войны 1817–1864 годов.
Четверть века борьбу народов Чечни и Дагестана против России возглавлял имам Шамиль, который в 1840-х годах одержал ряд крупных побед над русскими войсками. Только в 1859 году было сломлено сопротивление горцев, Шамиль вынужден был сдаться в плен, созданный им имамат распался. Северный Кавказ вошел в состав Российской империи.

Тематическая структура зала

1.Консерватор на троне
1.1 Секретные комитеты и попытка реформ
1.2 Концентрация власти и деятельность III-го отделения
1.3 Власть закона и власть чиновников
1.4 «Приоритет национального просвещения»
1.5 Экономический подъем и продвижение «крестьянского вопроса»
2.Общественная и культурная и жизнь России 2-й четверти XIX века
2.1 Славянофилы и западники
2.2 «Вверх по лестнице». Н.В.Гоголь
2.3 Новые черты в народном мироощущении
2.4 Формирование национального стиля
2.5 Готические пристрастия эпохи
3.Российские императорская армия во 2-й четверти XIX века
4.Дипломатия и войны в эпоху Николая I
Россия-Турция. Восточный вопрос. 1820 - 1830-е гг.
Россия-Персия. Борьба за господство в Закавказье и Прикаспии
Россия и европейские революции 1830 1840-х гг.
Крымская война 1853 - 1856 гг.
Россия и Кавказ
Описание
Показать на плане

С именем Николая I связывают наиболее трагические события XIX века, обрамившие его царствование: мятеж дворян-декабристов в день его воцарения и поражение в Крымской войне. Образ императора долгие годы рассматривался через призму идеологических клише «ужасов самодержавия». Страшась развития революционных настроений и стихийности общественных инициатив, все свое правление Николай I пытался приспособить возможности бюрократической системы к процветанию России.

Вскоре после коронации, выражая в первых манифестах желание «справедливых преобразований», Николай I учреждает Комитет 6 декабря 1826 г., чтобы определить «что ныне хорошо» в управлении, «чего оставить нельзя и чем заменить».
Составленный к 1830 г. проект преобразований затрагивал вопросы управления, сословных прав, реформ в армии и многое другое. Получил освещение и вопрос «о крепостном рабстве», оставленный до рассмотрения в специальном Комитете. Вскоре политика «секретных комитетов» вошла в практику управления в условиях бюрократической стагнации и была призвана добиваться компетентным кругом доверенных лиц оптимальных решений по стратегически важным вопросам.
«Стечение печальных обстоятельств» 1830-х годов: революции в Европе, восстание в Польше, холера и неурожаи в России, последовавшие волнения вызвало остановку преобразовательных намерений. Тем более проект «Комитета 6 декабря» натолкнулся на неприятие царской семьи. Великий князь Константин Павлович, чьим мнением не мог пренебрегать император, требовал мер охранительных, полагая, что все это «заморские затеи и в России менять нечего…не мешало бы русские порядки ввести в чужих краях». Так первый проект «усовершенствования» системы власти и прав сословий был оставлен без утверждения, его реализации откладывалась до лучших времен.

В конце 1830-х сформировалось несколько идейных течений: западническое, славянофильское и радикальное. В числе славянофилов были Аксаковы, Киреевские, А.С. Хомяков, Ю.Ф. Самарин. Среди западников – Т.Н. Грановский, П.А. Чаадаев, М.П. Катков, Б.Н. Чичерин и А.И. Герцен, ставший впоследствии главным рупором российской оппозиции.
Друзья-противники были едины в оценке крепостного права, необходимости введения политических свобод, ограничения власти самодержавия. Веря в будущность России, славянофилы и западники были горячими патриотами. Славянофилы отстаивали историческую самобытность России, противопоставляя ее Западному миру. Западники русскую самобытность считали отсталостью и ратовали за дальнейшую европеизацию страны, ведущую к прогрессу

В центре внимания России во 2-й четверти XIX в. были сложные международные проблемы, связанные с распадом Османской империи – так называемый «Восточный вопрос». «Мой брат завещал мне крайне важные дела и самое важное из всех – Восточное дело», – любил повторять Николай I.
Наваринское сражение 8 октября 1827 г., Русско-турецкая война 1828 1829 гг. и Адрианопольский мир 1828 г., экспедиция русской эскадры на Босфор 1833 г. и Ункяр-Искелессийский договор 1833 г. с Османской империей явились свидетельствами несомненных успехов «восточной политики» России.

После дворянского мятежа декабристов на Сенатской площади, когда практически были исчерпаны возможности открытого обсуждения недостатков самодержавия, русскому обществу довелось пережить период напряженных идейных исканий. На смену программам переустройства страны, часто оторванным от реальной ситуации, пришло более глубокое размышление об общих и особенных путях развития России в сравнении с остальным миром.

Созданному в 1826 г. органу «тактического» руководства и надзора «за исполнением законов и состоянием умов», известному как III-е отделение собственной канцелярии царя, посвящен другой комплекс материалов в этой витрине. Среди них особо выделяется редкий в музейных собраниях «голубой» мундир Корпуса жандармов, приданного в помощь «высшей полиции». Рядом на стене инструкция по подбору кадров из «лиц честных, смышленых» с желанием «исполнять обязанности» на основании двух правил: «действия высшей полиции должны быть тайны, но существование ее гласным», «сама она не судит и не решает ничьей участи, только открывает и изобличает виновных». Здесь же находятся личные вещи и письма руководителя обоих ведомств А.Х.Бенкендорфа, а так же экспонаты, раскрывающие некоторые функции, вмененные III-е отделению. Анализ получаемых сведений и сводная картина происшествий в государстве складывались в ежегодные политические отчеты, которые в определенной степени определяли стратегию и тактику власти. Так отчет за 1830 год обозначил условия, которые препятствовали осуществлению первых преобразований: «стечение печальных обстоятельств: эпидемии, плохой урожай, революции... всеобщее тяжелое настроение…».

Современники Николая Васильевича Гоголя (1809 1852) видели в писателе художника, создавшего «настоящий портрет» России. По словам литературного критика В.Г. Белинского, художественные образы, созданные Гоголем, стали глубоким проникновением в сущность российской жизни. В главной книге писателя, поэме «Мертвые души», прочитывается не только горький упрек российской жизни, но и видна «удалая, полная силы национальность» (А.И.Герцен). В начале XX в. поэт Андрей Белый писал о Гоголе: «Непостижимо, неестественно связан с Россией Гоголь, быть может, более всех писателей русских…»
Гоголь в своем произведении наметил главную идею для всей последующей русской литературы и российского общественного сознания идею очищения и воскресения человека и его души.
Актуальная мысль об общественной значимости писателя, его ответственности перед Отечеством выразилась во взволнованном обращении Н.В. Гоголя: «Русь! Чего же ты хочешь от меня? Какая непостижимая связь таится между нами? Что глядишь ты так, и зачем все, что ни есть в тебе, обратило на меня полные ожидания очи?..» Горячий отклик у публики вызывали произведения И.С. Тургенева, в которых воспевалась исключительная одаренность русского народа, его духовность. Многие писатели обратились к теме, ставшей краеугольным камнем общественной мысли: Россия и Запад.


Еще в XVIII в., в целях обеспечения российских торговых интересов на Каспии императором Петром I, а позднее императрицей Екатериной II были предприняты военные экспедиции на территорию Восточного Закавказья, входившего в сферу интересов Персии. Эти экспедиции известны в истории под названием Персидских походов. В начале XIX в. деятельность России в этом регионе активизировалась, ее противоречия с Персией обострились и привели к военным столкновениям. Первая война с Персией 1806 – 1813 гг. закончилась Гюлистанским миром, по которому Персия признала вхождение в состав Российской империи восточной Грузии и большей части Азербайджана; Россия получила исключительное право держать военный флот на Каспийском море. Однако, Персия не смирилась со своими территориальными потерями.

Военному делу император Николай I на протяжении всего своего царствования уделял самое пристальное внимание, занимаясь им, по словам Д.А Милютина, со «страстным увлечением», однако в этом увлечении «забота о существенном благоустройстве войска» не была главной.
Российская армия продолжала комплектоваться на основе рекрутских наборов, введенных еще Петром I. Срок службы по-прежнему составлял 25 лет, (с 1832 г.- 20) лет. Процветали телесные наказания. Основой военного обучения считалась строевая подготовка выправка, умение тянуть носок, держать строй. Регламентации и красоте военного мундира уделялось первостепенное внимание. Прежде всего, следили «за блестящим видом на парадах, педантичным соблюдением бесчисленных мелочных формальностей » отмечал тот же Милютин.
В годы Николая I в детали форменной одежды было внесено множество поправок, направленных на украшательство, парадность мундира. В военной униформе царили яркие цвета приборного сукна, золотые и серебряные галуны, пышные султаны и плюмажи, то есть все то, о чем великий современник эпохи А.С.Грибоедов устами Чацкого с горечью восклицал «Мундир! Один мундир!».
В военно-техническом отношении в русской армии произошли более существенные изменения. Военное министерство, возглавляемое А.И.Чернышевым, предприняло ряд преобразований: на смену кремневому оружию пришло ударное (капсюльное), началось перевооружение российской армии ударно-капсюльным стрелковым оружием, были усовершенствованны и унифицированы конструкции орудий полевой и осадной артиллерии, появилась горная артиллерия.

«Я не хочу умереть, не совершив двух дел: издания свода законов и уничтожение крепостного права» выражал свои намерения Николай I. Вопрос систематизации права стоял на первом месте еще со времен Петра Великого. К 1832 г. упорядочение российского законодательства почти за 300 лет завершилась изданием Собрания законов в 54 томах и ожидаемого «Свода» в 15 томах. Кодификация установлений способствовала не только наведению порядка в законодательстве империи, но и развитию правосознания в стране. «Расширению понятий о праве и законности, к большему участию в мерах, для общества предпринимаемых» писал бывший либерал и реформатор М.М. Сперанский, отзываясь об основном деянии своей жизни, которое высоко оценил император.
Будучи поборником «власти закона» с первых дней своего правления Николаю пришлось осознать и бороться с «истинной гидрой» многих государственных пороков «властью чиновников», которая «в продолжение 25 лет питалась лихоимством, совершаемым с бесстыдством и безнаказанностью... Сколько нужно старания, чтобы произвести реформу, столько же необходимую, как и неприятную и тяжелую для бюрократии – этой истинной гидры, которую можно уничтожить только продолжительным трудом, неустанно добираясь до самого корня зла…». Таковы были оценки состояния дел в административной системе.
Но 18-часовая кипучая деятельность царя по наведению «порядка и целесообразности», контроль и наказания, старание поднять ответственность через престиж гражданской службы породили, в конечном счете, обилие невыполнимых инструкций, чинопочитание и печальный вывод: «В России правит столоначальник». И еще более откровенное замечание сыну «Кажется, в империи только мы вдвоем и не воруем»

Потребность в модернизации страны вызревала не только в правящих кругах, но, прежде всего, в самой крестьянской среде, что нашло отражение даже в народном искусстве.
В условиях экономического развития менялись и потребности, и мироощущение народных художников. На смену постулату «быть как все» пришел «быть как никто». Архитектурные детали дома, предметы домашней утвари и обихода отличались большим разнообразием приемов и оформления. Для создания новых образов все чаще использовали печатные издания, получившие распространение в народной среде. Наравне с традиционными сюжетами в народной иконографии появлялись новые образы на «злобу дня», даже портреты императорской фамилии.
Возросшие возможности и мастерство народных художников, иная востребованность их творчества привели к развитию старых и появлению новых крестьянских художественных центров. Это, в свою очередь диктовало необходимость большей свободы для совершенствования и реализации своей продукции.

Немаловажным направлений внешней политики России являлась поддержание монархического порядка в Европе в духе Священного союза и непосредственно связанная с этим борьба с освободительным движением в Европе, прокатившемся в 1830, 1848 и 1849 гг. по территории ряда стран. В1848 году русская армия участвовала в подавлении выступлений в Валахии и Молдавии, в 1849 г. в подавлении революции в Венгрии.

В николаевскую эпоху традиционное древнерусское искусство все чаще становились источником вдохновения для профессиональных художников. Потребности времени и идеологического заказа «на все национальное» дали новый импульс к открытию и изучению русских древностей в научной и художественной среде. Символом возрождения национального стиля в архитектуре стали возведенные «полковые» храмы в Петербурге, Большой Кремлевский дворец и проект Христа Спасителя в Москве. Автором большинства проектов стал выдающийся архитектор К.А.Тон.
Храм Христа Спасителя, построенный в честь победы в Отечественной войне 1812 года стал мемориалом русской воинской славы. Стиль, в котором построен храм, архитектор назвал «византийским, сроднившимся с давних времен с элементами нашей народности».

В сфере основных направлений внешнеполитических интересов России этого времени оставались Черноморские проливы и Балканы, Кавказ и Закавказье, главными противниками на путях этих интересов являлись Османская империя, Персия, Великобритания. Император Николай I на протяжении всего царствования сам определял внешнеполитический курс России, и первое время удача сопутствовала ему. Победоносное Наваринское сражение, Русско-турецкая 1828 1829 гг., Русско-персидская 1826 1828 гг. войны, укрепившие положение России на Балканах, в Закавказье и Прикаспии, успехи российской дипломатии в Восточном вопросе в 30-е годы – все эти события приходятся на начало царствования Николая I. Дипломатическая изоляция, России проигранная Крымская война и нейтрализация Черного моря завершают его эпоху.

Война между Российской империей и Турцией, начавшаяся в 1853 году, была уже пятым с конца XVIII века военным конфликтом двух соседних держав в их затянувшемся споре о сопредельных территориях. Однако на сей раз, в спор вмешалась Европа, выступив единым фронтом против России, и это был первый подобный случай в истории русско-турецких войн. В 1854 году вслед за Турцией войну России объявили Франция, Англия, королевство Сардиния. Австрия балансировала на грани войны и мира.

Причины «общественного и бюрократического эгоизма» император видел в наследии политического и религиозного брожения предшествующего царствования. И пытался противопоставить этому актуальность «отечественных» задач под лозунгом всеединства «православия, самодержавия и народности» (позднее получившим название «теории официальной народности» и различные идейные толкования). Традиционные ценности, казалось, могли придать иной импульс российской жизни, заложить новые основы государственного образования и просвещения, поскольку под «народностью» подразумевалась именно развитие самобытной национальной культуры.
Истовым проводником новых идеологических начал стал министр народного просвещения граф С.С. Уваров, поборник развития системы отечественного образования, науки и культуры, но при этом сторонник освоения наследия «европейской цивилизации без ее заблуждений». «Возбуждение духа отечественного без всякой примеси современных идей политических» сопровождалось сословными и цензурными ограничениями, но вместе с тем создавалась система специализированных учебных заведений всей уровней с целью обеспечения профильными кадрами развивающиеся сферы производства и управления. Увеличилось общее число высших и общеобразовательных заведений, волостных школ, курсов «практических знаний». Министерство стремилось сократить до минимума значение частного образования, дать «перевес отечественному воспитанию над иноземным». Одной из основных задач стало повышение качества государственной службы за счет притока образованных чиновников. Правительство поощряло отечественные достижения в области образования и науки. Несмотря на цензурные препоны, росло издательское и журнальное дело, причем министр «призывал к гибкости, чтобы не возникло в обществе ощущения угнетенного знания и просвещения».

Пробужденный интерес к истории не исчерпывался обращением к национальным русским истокам, а стал важным проявлениям общеевропейской увлеченности чувством и стилем историзма в 1830-е гг., «представлением о непрерывности процесса мировой культуры, и в тоже время неповторимом своеобразии отдельных эпох его развития».
«Пусть совокупится более различных вкусов. Пусть в одной и той же улице возвышается и мрачно готическое, и обременённое роскошью украшений восточное, и колоссальное, египетское, и проникнутое стройным размером греческое… Пусть как можно реже дома сливаются в одну ровную, однообразную стену…» писал Н. В. Гоголь ( «Об архитектуре нынешнего времени», 1831)
Пристрастие к формам и сюжетам различных исторических эпох «в пространстве и времени» затронуло и царскую чету. Семья Николая I, как и он сам, были увлечены сюжетами из «рыцарской эпохи». Императрица Александра Федоровна оказала существенное влияние на интерес к средневековому искусству, получившему неоготическую интерпретацию. Предметы прикладного искусства в «неоготическом» стиле окружали императрицу и были непременным атрибутом дворцовой обстановки в 1830 1840-е гг.

Особую роль в системе международных отношений XIX в. играл Кавказ, издревле считавшийся «воротами» из Азии в Европу. Здесь пересеклись интересы трех сопредельных с ним империй: России, Турции и Персии. В двух войнах с Турцией и в двух – с Персией Россия отстояла свои права на Грузию, Армению, Азербайджан, а также часть черкесских и дагестанских земель, однако это стало лишь прологом Кавказской войны, затянувшейся на многие десятилетия.
Четверть века борьбу народов Чечни и Дагестана против России возглавлял имам Шамиль. Имея дело с силами, намного превосходившими его армию, Шамиль нашел верную тактику: заманивал противника в горы, загораживал дорогу завалами и обстреливал неприятеля из укрытий. Ценой больших потерь и долгих неудач русские научились воевать в условиях гор. К 1858 г. кольцо русских гарнизонов вокруг последней резиденции Шамиля в Ведено сомкнулось. 25 августа 1859 г. Шамиль был вынужден сдаться в плен.

К концу 1830-х гг. был разрешен аграрный и финансовый кризис. Введение покровительственных тарифов и денежная реформа оживили промышленность и торговлю. Было введено более 100 указов, направленных на улучшение положения крепостных. С позиции верховной опеки проводилась и реформа государственных крестьян, но народные волнения и различие в позициях сановников и дворянства тормозили «правительственное» дело освобождения крестьян.

1